Зулихат

Никто из смертных не будет спорить, если ему скажут, что Домбай — прекрасный край.

Кто там был, тот остался навсегда очарованным, а кто не был, но слышал рассказы других, тот тоже влюблен в этот край.

На Домбайскую поляну, плотно окруженную вечными горами, брошен с неба ковер, расцвеченный всеми красками земли. Словно стараясь образовать для буйной пляски круг пошире, отступают к краям поляны стройные деревья в бурках из зеленой хвои. Наступая друг другу на ноги и весело теснясь, они взобрались в горы и любуются лежащим внизу ковром.

На вершинах гор, там, где не успели занять места деревья, лежит царство белых снегов и ледяных изумрудов. Все сверкает в этом зеленом царстве, когда над Домбаем повисает солнце, все сверкает и тогда, когда солнца нет.

Ослепленный светом, напоенный душистым воздухом, удивленный доселе невиданным, ходит человек, впервые попавший в этот край.

Но чтобы по-настоящему удивиться, он идет в сторону ледника Алибек.

Когда тропа уходит все дальше назад, а гордый Алибек начинает медленно вставать во всем великолепии, когда дохнут морозом его голубые льды, пораженный путник вдруг вскинет голову вверх и больше ее не опускает...

Чуть не вровень со слюдяной главой Алибека молча тянется к небу светлая гряда гор. Они зеленеют травой и белеют снегами, а на самой вершине, растянувшись вдоль хребта, повернув юное лицо к небу, с высоко поднятой грудью и низко упавшими тяжелыми волосами лежит прекрасная девушка...

Рядом, застывший в могучем порыве, в белоснежной пастушьей шляпе, на коне, окутанном легким туманом, стремится к ней всадник богатырь.

...Звали ее Зулихат. Рождена она была в трудолюбивом и сильном племени аланов — предков славного Карчи и десяти его друзей...

Не было обделено счастьем горное племя, много тепла им дарило солнце. Рожь и ячмень, которые они сеяли в горных долинах, быстро наливались золотым соком. Тучные стада круторогих туров бродили по зеленым склонам их гор...

Вдоволь любили друг друга и мирно трудились горцы в тихой Домбайской долине, защищенной от врагов и непогоды высокими башнями гор.

Но отвернулось почему-то однажды от них счастье. В неприступной стене гор, окружающей их, там, где сверкал ледник Алибек, был проход, по которому стали врываться в долину и жестоко ее опустошать колючие снежные ветры.

Стал гибнуть каждую осень урожай, поредели стада туров, срывавшихся под ударами ветров в пропасти; не пройдя до конца дорогу жизни, начинали уходить из нее люди, у которых стало мало пищи и много болезней...

Молода была и очень красива Зулихат. Когда она выходила из дому, солнце, заглядевшись на нее опускалось за горы, говорят, намного позже, чем обычно.

У женщин гордости прибавлялось, у мужчин силы становилось больше, когда смотрели они на нее.

Старый отец ее был сед и мудр, но не мудростью своей был горд, а дочерью.

И вдруг с ветрами к Зулихат пришла печаль, перестала она смеяться, и отец стал называть себя самым несчастным среди всех живущих.

— Откуда горе твое, Зулихат? — спрашивали ее подруги. — Некрасивые печалятся — красоты жаждут, дряхлые тоскуют — молодости жаждут, разоренные буранами о кровле и тепле слезы льют... А ты? Ты, Зулихат, юна и прекрасна, ты, как полная луна среди нас, звезд... Не сумеет войти беда в крепкий дом твоего отца. И рожь его растет в низине, ее злой ветер не погубит.

Ничего не отвечала Зулихат и все больше печалью наполнялась. Видела оставшихся без крыши и зябла в уютном доме, видела голодных и оставляла себя без куска хлеба.

В одну из осенних ночей, когда ветер с гор стал свирепствовать с особой силой, губя в долине все живое и неживое, Зулихат неслышно обняла спящего отца, мысленно простилась с подругами, со своим возлюбленным, боровшимся сейчас где-то в горах с ветрами, спасая от них туров, которых пас, простилась с каждым домом родной земли и пошла к леднику Алибек.

— О добрые духи, помогите мне, — попросила она громко на его вершине и легла вдоль хребта, на пути страшных ветров, так долго терзавших долину.

Вскочил на неоседланного коня увидевший все во сне богатырь пастух и орлом полетел к любимой... У подножья горы он понял, что Зулихат уже не жива, и горе сломало его крылья, остановилось его сердце и сердце его скакуна...

Проснулись солнечным утром удивленные тишиной люди, взглянули в сторону Алибека, и гордые слезы брызнули из их глаз...

Из этих слез и возникла река Теберда. Три года текла она по долине, соленая и горячая. Потом река остыла, а любовь в сердцах людей к Зулихат живет и поныне.

На снежном хребте, повернув светлый лик к солнцу, с гордо поднятой грудью и низко упавшими волосами лежит прекрасная девушка...

С тех пор называют это место горой Зулихат.

Мчится к ней и не может домчаться прекрасный юноша на сильном коне, окутанном легким туманом.

Седые горцы сажают внуков на плечи, чтобы лучше было видна гора Зулихат, и, не торопясь рассказывают все, как было.

Произведения в прозе

© 2008–2017 Целебный Источник