Любящее сердце Нарсаны

У ворот Черекского ущелья — там, где вершины гор прячутся в облаках, — стояла сакля старого Малкара.

Суров и грозен бывал Малкар в лихом бою с мечом в крепкой руке, и никто из врагов не в силах был победить старого воина. Но когда родине не угрожала опасность, когда разбойничьи племена не тревожили родных аулов, не было на Кавказе человека добрее и гостеприимнее, чем он. Под кровом Малкара находили приют все: свои и чужие, богатые и бедные. Каждому была готова постель, кусок баранины и чашка холодного айрана.

Две дочери составляли всю радость жизни старика: старшая Марьям и юная Нарсана.

Не было в ауле девушек красивее, чем две сестры. Марьям, с ее пушистыми косами и розами нежного румянца на щеках, казалась строже, задумчивей. А Нарсана была игривой, быстрой, улыбка ее искрилась, словно водяные брызги на солнце, смех звучал, как веселое пенье реки.

Малкар и не заметил, как пришла пора отдавать Марьям замуж. Со всех сторон съезжались в его дом женихи: с Джинала, с Баксана, из привольных степей Кубани и даже из Крыма.

Но Малкар ценил счастье дочери выше богатого калыма и не хотел неволить Марьям. «Выдам за того, кто будет мил девичьему сердцу, пусть хоть за нищего», — думал он о ее судьбе.

И Марьям полюбила. Казбек — так звали юного джигита. Он был могуч, как скала, строен, как молодой побег чинары, красив, как весенние цветы в верховьях горных рек. Когда Марьям стояла рядом — величавая орлица с огненным взглядом черных глаз, любо было смотреть на эту пару! И Малкар дал согласие на свадьбу.

Со всех концов собрались гости на брачный пир. Из Баксанского ущелья пришли славные джигиты — Адыл, Ужба, Донгуз и Шхельда, с дальних предгорий — красавец Бештау, пришла прекрасная Машука, а с ней неразлучные подружки — Юца и Джуца.

Свадебный праздник начался. Уже не одну хмельную чашу осушили гости за здоровье жениха и невесты, когда послышался торопливый стук копыт и в дом вошел еще один запоздалый гость. То был Эльбрус, большой друг Казбека.

Малкар встретил Эльбруса как самого почетного гостя. Среди гордых сынов Кавказа Эльбрус славился отвагой и силой, и по красоте разве только Бештау и Казбек могли равняться с ним.

Девушки шептались меж собой, украдкой бросая взгляды на Эльбруса, а Нарсана сидела, как во сне. Она много слышала об Эльбрусе, о его славных подвигах, но видела джигита в первый раз. Огонь любви проник ей в грудь и опалил девичье сердце.

Но вот раздались звуки скрипки.

Эльбрус поднялся с места, Нарсана ждала, что джигит подойдет к ней, но он прошел мимо, даже не посмотрев на девушку, и остановился перед светлоокой Машукой. Машука поплыла по кругу легкокрылой птицей, а Нарсана поникла, как былинка в бурю. Вот перед ней остановился с улыбкой Ужба, Нарсана сплясала один круг и больше не могла: обида жгла ей грудь. Она убежала по тропинке вниз, туда, где свирепо ревел Черек, беснуясь в каменной щели, и заплакала горько, склонясь над белым от пены потоком.

Долго сидела она, роняя в Черек горькие слезы. Солнце давно зашло, вечерний сумрак окутал вершины скал, в небе зажглись золотые звезды, и ущелье осветила луна.

Наконец Нарсана поднялась и медленно пошла по тропинке вверх. И вдруг ее слуха достиг звонкий смех. Машука и Эльбрус стояли рядом. Джигит шептал слова любви, а девушка в ответ смеялась. Спрятавшись за деревом, бедная Нарсана все видела и слышала.

Кончился брачный пир. К молодому мужу на дальний Терек проводили Малкар и Нарсана счастливую Марьям, и дом их опустел и затих.

Отец не мог понять, что стало с Нарсаной. Она больше не резвилась, не пела песен, не слышно стало ее звонкого смеха.

Теперь к младшей дочери толпой шли женихи, но на вопросы отца Нарсана только грустно качала головой. Она по-прежнему уходила одна к белопенному Череку. Только ему вверяла девушка свою тайну.

Так шло время. Как вдруг страшная весть взволновала аулы. Погибли Бештау, Эльбрус и Машука.

Эльбрус полюбил Машуку и хотел жениться на ней. Но не то было на уме у коварной красавицы. Машука давно любила Бештау и теперь, считаясь невестой Эльбруса, дарила свои ласки и тому, и другому. Она целовала Эльбруса, не любя, а согласилась стать женой потому, что он был лучшим среди джигитов и славился своими подвигами.

Всякому обману приходит конец. Однажды, придя к Машуке, Эльбрус застал ее в объятиях Бештау. Между богатырями завязался жестокий поединок. Бештау рассек надвое тело Эльбруса почти до пояса, а Эльбрус, умирая, успел разрубить тело Бештау на пять частей и разбросать их по степи. Машука, рыдая, прильнула к юноше в прощальном поцелуе и тут же умерла, но горячие слезы продолжали течь из ее глаз.

Всадник, прибывший из предгорий, привез печальную весть в дом Малкара. Нарсана вместе со стариками слушала рассказ о гибели богатырей в грустном молчании. А утром отец не нашел дочери дома: она исчезла.

Нарсана шла горными тропами, переходила бурные реки, поднималась на скалы, спеша туда, где застыл в своей ледяной печали несчастный Эльбрус.

Долго шла она и, увидя, наконец, любимого, прильнула с рыданиями к его стопам.

С тех пор они неразлучны — Эльбрус и Нарсана. Горячие слезы Нарсаны, как кипящие ключи, сбегают вниз по ущелью. Джигит, закутанный в ледяную броню, молчит, не слыша плача девушки. Но люди говорят: когда-нибудь Эльбрус проснется от своего смертельного сна и сбросит броню льда — его пробудит к жизни любящее сердце Нарсаны.

Произведения в прозе

© 2008–2017 Целебный Источник