Вершина счастья

Когда-то в древности у подножья Эльбруса жило племя нартов, обладавших необыкновенной силой. Дети нартов, играя и забавляясь, вырывали с корнем вековые чинары, отламывали глыбы скал и бросали вниз, в долину, смущая покой джинов.

Это не нравилось Тха, властителю заоблачных высот. Чтобы прогнать нартов, он сзывал к своему ледяному трону тысячи птиц и крылатых джинов. Взмахи их громадных крыльев поднимали бурю, земля сотрясалась, вершины гор окутывались туманами, снежные лавины с грохотом скатывались по склонам.

Один молодой нарт решил проникнуть в царство Тха и померяться силами с могущественным владыкой. Он не знал, что все его мысли заранее известны всеведущему Тха. Напрасно отговаривали его нарты, он не послушался никого и пошел.

Когда смельчак поднимался по ледяной дорожке уже к самой вершине горы — обиталищу Тха, джин, подосланный властителей гор, столкнул его в пропасть. Нарт успел ухватиться за крылья джина и не свалился в бездну, а только ударился больно о камни. Цепляясь за выступы скал, он все-таки поднялся на вершину и предстал перед грозным Тха.

— Как смел ты, жалкий нарт, прийти в мое царство? Или ты ничего не слышал обо мне? — закричал Тха громовым голосом, и от звуков его затряслись горы, посыпались вниз каменные лавины, в верховьях ущелий поднялись снежные бури.

— Нет, не слышал,- спокойно ответил нарт.- Но я пришел спросить тебя: доколе ты будешь гнать бедных нартов? Разве они мешают тебе в этих горах?

Тха вскочил. Глаза его метали молнии. С криком, подобным грому, он ринулся на молодого нарта, готовый превратить его в прах. Между ними завязалась жестокая борьба.

— Покоряешься? — спросил Тха.

— Нет! — отвечал нарт.

Тогда Тха длинной цепью приковал дерзкого смельчака к большому камню в расселине меж двух ледяных вершин. — Покоришься — отпущу, — сказал жестокий Тха. — Не покоришься — останешься тут навсегда.

Нарт знал, что покорность его принесет гибель всему его племени, и предпочел терпеть любые муки, но не дать нартов в обиду.

Прошли тысячи и тысячи лет. Время состарило цветущего некогда юношу.

Сгорбились у него плечи и отросла длинная борода, белая, как ледники снежных вершин, к которым приковал его безжалостный Тха. Хищные орлы клюют его тело, и голод терзает его. Когда несчастный наклоняется, чтобы смочить губы водой из родника, бьющего рядом из скалы, вода исчезает. Но живительная прохлада подкрепляет силы старца, поддерживает его.

Томится нарт и плачет горько, и слезы его рождают ручьи, стекающие вниз к подножью горы. Ручьи эти сливаются вместе, из них рождается бурливая река Баксан. По берегам Баксана цветут сады, пасутся тучные стада.

Иногда старик впадает в сон, но потом просыпается и обращается к орлам и джинам, стерегущим его:

— Растет ли на земле трава? Рождаются ли ягнята?

И стражи отвечают:

— И трава растет, и ягнята рождаются.

Вздохнет с облегчением старый нарт и радуется. Обреченный на тяжкие муки, он передал людям свою могучую силу.

И вечно на земле будет царить весна и расцветать молодая жизнь, потому что Тха не покорит смелого нарта.

Вершиной счастья зовут на Кавказе ту гору, где к ледяным утесам прикован нарт, дарующий людям жизнь и весну.

Произведения в прозе

© 2008–2017 Целебный Источник