Живой родник Ак-Су

В степном краю, в долинах рек
Подкумка и Кумы
Жил князь ногайский Иштерек,
Сплетенье зла и тьмы...
Имея коз, десятки юрт,
Стада овец, луга...
Он был в привольном том краю
Неслыханно богат.
Им, знавшим роскошь и покой,
Одна владела страсть:
Переступив закон людской,
Иметь над всеми власть.
Идущую из рода в род,
Забыл он мудрых мысль:
Кто ненавидит свой народ,
Тот плохо кончит жизнь.
Послушным пленником страстей
Он был в руках судьбы.
Аллах не дал ему детей,
Хоть щедр на злато был.
Хотя возвышенно любить
Был не способен князь,
Но мысль: наследник должен быть —
Пиявкой в мозг впилась.
Голубоглаза и светла,
Как северная ночь,
Раз полонянка принесла
Ему в подарок дочь.
Лучистей перстней, жемчугов
И золотых монет
В нем жарко вспыхнула любовь
К малышке Султанет.
Недолго мать ее жила
Невольницей в степях.
Князь отнял дочь и умерла
Несчастная в слезах.
Но Иштерек был счастлив сам —
Он был теперь отец!
За это в жертву небесам
Он приносил овец.
Как в речке горная вода
Стремит свой шумный бег,
Так быстротечные года
Стекают в краткий век...
Степным тюльпаном расцвела
Дочь князя Султанет.
Скромна, изящна, весела,
Нежна, как яблонь цвет.
Но приключилась тут беда
Внезапно. О Аллах!
Бедняжка стала увядать
У князя на глазах.
Он обещал озолотить
Любого, кто помочь
Возьмется, чтобы исцелить
Единственную дочь.
И много знахарей, родных
Склонялись над княжной.
Да вот беда — никто из них
Не мог помочь больной.
Лишь мудрый старец, что уж век
В горах встречал рассвет,
Ответил князю: «Иштерек,
Я дам тебе совет.
Есть у реки широкой Дон
Ак-Су — родник живой.
Он с незапамятных времен
Целит больных водой.
Ты поскорей скачи туда
С любимой Султанет.
Ее лицу, поверь, вода
Вернет румяный цвет»,
Вот в путь собрался Иштерек
Со всем своим добром,
Чтоб через семь степей и рек
Перелететь орлом.
Но был нелегким дальний путь.
Куда ни глянь — ковыль,
Лишь степь да маревая муть,
Палящий зной да пыль.
Вокруг ни юрты, ни души
В краю глухих степей.
Лишь только терны, камыши,
Да свист и крик зверей.
Прошла неделя. Где же ключ?
Как путь к нему найти?
Взошла заря. И солнца луч
Гладь Дона осветил.
И тут увидел с войском князь
Густой камыш, плетни.
За ними вербы, коновязь,
Казачьи курени.
Кричали где-то петухи.
Над Доном плыл туман.
Как вдруг из зарослей ольхи
К ним вышел атаман,
С полсотней храбрых молодцов,
Готовых с места в бой,
Лихих, надежных удальцов,
Испытанных судьбой.
— Ты что здесь с войском, человек,
У наших ищешь круч?
— Я князь ногайский Иштерек,
Ищу целебный ключ.
Он бьет, как сказывал алан,
У вас в степном краю.
К нему везу я, атаман,
Больную дочь свою.
— Ну что ж, я рад тебе помочь, —
Услышал князь ответ.
А молода ли твоя дочь?
— Всего семнадцать лет.
И тут увидел атаман
В толпе лицо княжны.
Лицо, как утренний туман,
Как бледный лик луны.
Под черным росчерком бровей,
Болезненно-горяч,
Струился тусклый взгляд очей,
Как тихий детский плач...
— Эй, Дона верные сыны! —
Вдруг крикнул атаман. —
Подать казацкие челны,
Наш путь через лиман...
И к Иштереку обратясь
С улыбкой, напрямик
Сказал: «Садись со мною князь,
Я знаю, где родник».
Из-под речных заросших круч,
Как в сказочном лесу.
Стекал ручьем волшебный ключ
Студеная Ак-Су...
Княжна румянцем налилась,
Как персик молодой.
Едва лишь струй тех напилась.
Омыв лицо водой...
И оторвать не в силах глаз
С красивой Султанет,
Рек атаман: «Любезный князь,
Сколь хошь бери монет,
Ковры, меха — все отдаю —
Табун донских коней.
Отдай мне только дочь твою,
Супругом буду ей».
Стал Иштерек темней, чем ночь,
Не в силах гнев унять.
— Не для того растил я дочь,
Чтоб казаку отдать!
Но тут вмешалась Султанет:
«Отец, тебя молю...
Его на свете лучше нет.
Я лишь его люблю!»
— Эй, слуги! — крикнул гневный князь,
Закройте глупой рот!
И с атаманам не простясь
Пустил коня в намет.
Почти никто за ним из слуг
Скакать не захотел...
В дороге конь споткнулся вдруг
И с кручи полетел...
Над Доном с той поры века
Прошли. Давно уж нет
Ни атамана-казака,
Ни милой Султанет,
Ни Иштерека-богача,
Что только ел да пил,
И был похож на палача,
Хоть нежно дочь любил.
Теперь на месте том — узнай,
Читатель дорогой —
В честь родника Ак-Су
Аксай
Встал город-сад степной.
Пусть он в стране не знаменит,
И пусть другим почет.
Но он легендою звенит,
Что нас переживет.

Стихотворения

© 2008–2017 Целебный Источник